00:00
Среда
15 Августа 2018
Главная страница » Информация » Профилактика терроризма и экстремизма » Статья Л.Н. Васильевой "Гармонизация сферы межэтнических отношений: концептуальные подходы"
3.05.2018 17:25

Статья Л.Н. Васильевой "Гармонизация сферы межэтнических отношений: концептуальные подходы"

Существенный пласт конституционного законодательства составляют положения нормативных правовых актов, направленные на регулирование отношений в сфере межэтнического общения. Несмотря на сформировавшееся в советские годы многоаспектное законодательство по вопросам национальных отношений, именно в условиях новой исторической перспективы появляются законодательные акты, направленные на решение назревших проблем развития общества. Законодательное обеспечение получает процедура реабилитации репрессированных в СССР народов, сформулированы меры защиты прав национально-культурной автономии, введены положения, удовлетворяющие возросшему национальному самосознанию проживающих в республиках граждан - носителей национальных языков <1>.
--------------------------------
<1> Непосредственно на конституционном уровне, наряду с государственным языком Российской Федерации, установлен статус государственного языка республики. Конституциями и законами о языках, принятыми в республиках, установлены в подавляющем большинстве случаев два языка в качестве государственных - русский и язык этноса, самоназвание которого легло в основу наименования субъекта Российской Федерации (иногда называемого в литературе титульным этносом). При этом в целом на момент установления данного конституционного положения в Республике Адыгея проживает 22,09% адыгейцев, 67,96% русских, в Республике Коми - 23,31% коми, 57,70% русских, в Республике Саха (Якутия) - 33,38% якутов, 50,30% русских, в Республике Хакасия - 11,09% хакасов, 79,46% русских (по данным переписи населения 1989 г.).

Вместе с тем динамика развития межэтнических отношений и необходимость регулирования правовыми средствами новых направлений взаимодействия государства и общества, носителей национальных языков и органов государственной власти в официально установленных сферах (государственная власть, судопроизводство, сферы промышленности и т.п.) требуют совершенствования законодательного регулирования в сфере межэтнических, национальных отношений. Более того, такие задачи развития институтов государства и гражданского общества, как формирование патриотизма (а не национализма), толерантности, психоэмоциональной связи каждого представителя этносов, населяющих Россию, с ее многонациональным народом, адаптация мигрантов в иной социокультурной среде, противодействие религиозному экстремизму и терроризму, закладывают тенденции для дальнейшего развития отечественного законодательства в целях превенции негативных последствий межэтнических разногласий и гармоничного развития национальных отношений. Россия как федеративное многонациональное государство нуждается сегодня в рассмотрении концептуальных подходов к формированию гармоничных межэтнических отношений - залога ее территориальной целостности и национального единства. При этом такие подходы ориентированы не только на совершенствование отраслевого законодательного регулирования (конституционного, уголовного, административного, финансового), но и на достаточное экономическое обеспечение предлагаемых правовых мероприятий <2>.
--------------------------------
<2> См. также: Васильева Л. Развитие российского законодательства в сфере национальных отношений // Федерализм. 2009. N 1.

Существенное влияние на становление законодательства в сфере межэтнических отношений (особенно в части сохранения самобытности этносов и пресечения дискриминации по национальному критерию) оказали положения ратифицированных международных правовых документов. Уже сегодня в сфере законодательного регулирования межэтнических отношений превалируют нормы-дозволения, многие из которых имеют истоками международную доктрину: антидискриминационные положения в части равенства независимо от национальности и языка, в области сохранения и развития родного языка, функционирования национально-культурной автономии, гарантий прав малочисленных этнических общностей. Установленный на конституционном уровне запрет любых форм ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности способствовал формированию норм-запретов, большинство из которых представлены в основном в сфере уголовного законодательства и касаются установления мер ответственности за разжигание межнациональной розни, дискриминации по языковому признаку и т.п.
Формирование законодательного регулирования в области межэтнических отношений во многом обусловлено необходимостью имплементации положений ожидающих ратификации международных договоров. Например, Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, уже подписанной Российской Федерацией <3>. Ратификация Хартии потребует установления дефиниции понятия "региональный язык", которая в отечественной правовой системе не разработана. При этом некоторое отождествление правового режима региональных языков, предложенного Хартией, с правовым режимом государственных языков республик (субъектов Российской Федерации) представляет собой лишь промежуточную меру, поскольку Хартия четко призывает государства-участники установить правовую защиту языков именно со статусом регионального, к которым можно отнести как языки, получившие статус государственных в республике как определенном регионе, так и языки, имеющие в Российской Федерации статус языка большинства населения данной местности. При этом сложность практического характера вызывает и то, что государство должно определить в официальном документе каждый региональный язык или язык меньшинства либо официальный язык, которые менее широко используются на всей или части его территории и к которым применяются соответствующие меры защиты, предусмотренные Хартией. Можно также пойти по иному правовому пути - использовать понятие "территориальные языки", представленное Хартией <4>, вместе с тем такое понятие также отсутствует в отечественном законодательстве.
--------------------------------
<3> Справочная информационная система "КонсультантПлюс": Международное право.
<4> По смыслу Хартии, нетерриториальные языки означают языки, используемые жителями государства, которые отличаются от языка или языков остального населения государства, но которые, несмотря на традиционное использование на территории государства, не могут связываться с каким-либо его определенным районом.

Динамика законодательного регулирования в сфере межэтнических отношений заложена и в возможности ратификации Российской Федерацией Конвенции МОТ N 169 "О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах" <5> в отношении дополнительной защиты прав коренных малочисленных народов Российской Федерации как социально уязвимых групп этносов. В частности, защите прав коренных малочисленных народов Российской Федерации будет способствовать законодательное установление на федеральном уровне гарантий представительства коренных малочисленных народов в законодательных (представительных) органах государственной власти субъектов Российской Федерации и представительных органах муниципальных образований. На сегодня решению указанной задачи способствует установление в ряде субъектов Российской Федерации квоты представительства коренных малочисленных народов в законодательном (представительном) органе государственной власти субъекта Российской Федерации <6>.
--------------------------------
<5> Конвенции и рекомендации, принятые Международной конференцией труда. 1957 - 1990. Т. II. Женева: Международное бюро труда, 1991. С. 2193 - 2207.
<6> Анализ федерального законодательства Российской Федерации о правах коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации на предмет соответствия международным стандартам. М., 2007. С. 131.

Имеющиеся модельные законы в сфере межэтнических отношений, принятые Межпарламентской Ассамблеей государств - участников СНГ, в большей мере определяют тенденции развития законодательства в иных государствах - участниках СНГ в части предоставления русскому языку статуса официального и дополнительных гарантий по использованию языков национальных меньшинств (например, Модельный закон от 4 декабря 2004 г. N 24-6 "О языках"), стоит отметить и разрабатываемые проекты модельных законов (например, проект "Об этнонациональных объединениях граждан").
В отечественной правовой системе краеугольным камнем развития конституционно-правового регулирования в сфере межэтнических отношений является сохранение и развитие национальной самобытности порядка 160 народов России. Это проявляется в достаточном законодательном регулировании функционирования основных элементов национальной самобытности - культуры и языка и находит свое выражение на федеральном уровне в Законах "О национально-культурной автономии", "О языках народов Российской Федерации", "Об образовании в Российской Федерации". Названные нормативные правовые акты, положения которых развиваются на уровне регионального правотворчества, касаются вопросов защиты и развития национальных языков, сохранения и поддержки национальных культур, доступности реализации конституционного права каждого на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, обучения, воспитания и творчества. На поддержку национальных традиций и культур народов России справедливо обращено внимание и в посланиях Президента Российской Федерации Федеральному Собранию.
В Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 19 декабря 2012 г. N 1666, к числу основных принципов государственной национальной политики Российской Федерации отнесена и государственная поддержка и защита культуры и языков народов Российской Федерации. Отмечено, что культурное и языковое многообразие народов России защищено государством. В Российской Федерации используются 277 языков и диалектов, в государственной системе образования используются 89 языков, из них 30 - в качестве языка обучения, 59 - в качестве предмета изучения.
При этом в сфере функционирования национальных (родных) языков сегодня по-прежнему остается ряд не урегулированных правом важных вопросов, способных оказать воздействие на само функционирование языка. Вопросы перехода на новый алфавит регламентированы федеральным законодателем лишь в отношении языка, имеющего статус государственного. Вместе с тем в определенном правовом режиме в Российской Федерации на уже сложившейся графической основе продолжают функционировать языки ее народов со статусами родного (национального), языка народов в местах их компактного проживания, "местных официальных" (в некоторых субъектах Российской Федерации). Представляется, что стабильность межэтнических отношений, обусловленная и статикой использования национального языка в уже сложившейся десятилетиями графической основе, предполагает продолжить законодательную регламентацию вопросов перехода на новую графическую основу национального языка. Внесение изменений в Закон Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" в части установления использования национальных языков в уже сложившейся графической основе, определение условий, при которых такое изменение возможно, а также установление критериев, обусловливающих необходимость такой "языковой" реформы, выполнит также превентивную функцию по предотвращению реформирования алфавита языка под влиянием интересов сопредельных государств.
Следует отметить также слабую защищенность от проникновения иностранных заимствований в национальный язык. Так, имеет место использование в официальных сферах общения (в рекламе) ряда слов, не определяемых как заимствования в традиционном понимании <7>. Однако распространяющееся "словотворчество" приводит к появлению целого пласта новых слов и выражений в национальном языке, которые, как и заимствования в случае их неоправданного употребления, вытесняют общеупотребимые слова и выражения родной речи, искажают используемый молодым поколением язык. Возможно внесение изменений в Закон Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" в отношении усиления ответственности за использование в отношении любого языка народов России в официальных сферах общения т.н. адаптированных, скрытых заимствований. При этом такие изменения представляются оправданными и в Федеральном законе "О государственном языке Российской Федерации" в отношении усиления ответственности за использование в отношении государственного языка Российской Федерации в официальных сферах общения подобных "слов", к которым специалисты в области языкознания должны подобрать соответствующее определение.
--------------------------------
<7> Например, сникерсни и т.п.

Следует отметить необходимость в целом развития содержания института ответственности за нарушения законодательства о языках. Установлением непосредственно в Законе Российской Федерации "О языках народов Российской Федерации" видов ответственности за нарушение положений федерального законодательства в языковой сфере во многом будет решаться эта задача, способствуя определению оснований ответственности в уголовном и административном законодательстве.
Деятельность тоталитарных, деструктивных культов и сект, пытающихся вмешаться в формирование традиционных ценностей и традиционных моделей поведения, также во многом обусловливает стабильность межэтнических и в целом национальных отношений. Практически любая национальная культура большинства народов России ориентирована на ценности традиционных конфессий, которые близки всем гражданам России и не вызывают морального отторжения. Вмешательство и десантирование взглядов тоталитарных культов разлагает гармонию межэтнических отношений в государстве, привносит деструктивные идеи в гражданское общество.
Следует отметить, что Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" должен усовершенствовать правовой инструментарий в части введения не только мониторинга зарегистрированных религиозных организаций и тех, кому в этом было отказано, по существу их деятельности, но и в целом определиться с критериями отнесения организации к религиозной не только по формальным соображениям, но и по духовно-нравственным аспектам ее деятельности. Так, представляется некорректным, можно ли вообще считать организацию религиозной и применять к ней соответствующие методы запрета, если в ее деятельности используются наркотические и психотропные средства, осуществляется склонение к самоубийству. А именно такие основания предусмотрены данным Законом для ликвидации, как указывается, религиозной организации и запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке. Представляется, что выявление таких методов в деятельности зарегистрированной псевдорелигиозной организации сразу должно быть положено в основу мониторинга дальнейшей деятельности ее учредителей и вынесения запрета на ее деятельность по существу пропагандируемых ценностей, даже с другим наименованием <8>.
--------------------------------
<8> См. об этом также: Макаров А.В., Макаров Н.Е. Правовая основа профилактики политического и религиозного экстремизма в России // Государственная власть и местное самоуправление. 2005. N 11.

В сфере национального образования возможно введение факультативных курсов по изучению основ религии с ориентацией на получение представлений школьниками и студентами о ценностных ориентирах основных конфессий, представленных в соответствующем регионе. Представляется, что введение выборочности подобных курсов, а также возможность выбора "светских" курсов по этикету несколько уводит процесс формирования толерантности и межконфессиональной грамотности подрастающего поколения. Однако во многом пресечение деятельности сект и тоталитарных культов, пытающихся, во-первых, подорвать духовную основу наших соотечественников, во-вторых, преследующих в ряде случаев мошеннические цели, посягая на экономическую стабильность, зависит также от системы социальной поддержки малоимущих граждан Российской Федерации, детей и подростков из социально неблагополучных семей - потенциальных адептов от развития клубов и домов творчества, поддержки государством физической культуры и спорта, превентивной и ювенальной работы правоохранительных органов, направленной на формирование интереса к развитию гармоничной и востребованной государством личности.
Кроме того, в федеральном отраслевом законодательстве до сих пор не определены понятие "религиозный экстремизм" и производные от него понятия. На уровне регионального правотворчества Закон Республики Дагестан от 22 сентября 1999 г. N 15 "О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан" отчасти решал задачу противодействия религиозному экстремизму в данном субъекте Российской Федерации, четко запрещая распространение идей ваххабизма и иной деятельности экстремистской направленности. Сегодня задачу противодействия экстремизму выполняет Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности". Однако отнесение данным Законом к экстремистской деятельности, в частности, пропаганды исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии явно недостаточно для целей правового регулирования противодействия такому экстремизму.
Требуется формирование четкого правового механизма и процедур взаимодействия органов государственной власти и институтов гражданского общества (установление на уровне подзаконного регулирования процедур взаимодействия, субъектов, определения заинтересованных органов, механизма участия общественности и общественных институтов) в сфере противодействия тоталитарным культам и деятельности организаций экстремистского толка. В основе же такого противодействия - формирование духовной общности каждого гражданина России и ее многонационального народа.
Вместе с тем следует подчеркнуть, что гармоничное развитие в сфере межэтнических и национальных отношений обусловлено не только принимаемыми мерами в конституционно-правовой области, но и совокупностью мер в иных правовых областях - уголовной, административной, финансовой: усиление мер уголовной ответственности за разжигание межнациональной розни, мер административной ответственности, бюджетная обеспеченность целевых программ, направленных на профилактику межэтнического согласия.
В настоящее время в связи с переходом государства на среднесрочное и долгосрочное планирование, объединением субъектов Российской Федерации, принятием программ комплексного социально-экономического развития и долгосрочных целевых программ возможен учет этнического фактора при разработке программ. Представляется, что планирование социально-экономического развития Российской Федерации должно быть ориентировано на выводы этнологической экспертизы, учитывать социальные гарантии государства в отношении народов, проживающих в приграничных регионах и регионах с тяжелыми климатическими условиями. Например, Постановление Правительства Российской Федерации от 11 октября 2001 г. N 717, утвердившее Федеральную целевую программу "Сокращение различий в социально-экономическом развитии регионов Российской Федерации (2002 - 2010 годы и до 2015 года)", прямо определяет, что ресурсы Программы будут адресно направлены на реализацию программных мероприятий по государственной поддержке регионов, что позволит предупредить возникновение новых очагов политической и национально-этнической напряженности.
Внедрение инновационных подходов в экономике и развитие новых производств не должно вытеснять исторически сложившуюся специализацию этносов, населяющих регион (сельское хозяйство, животноводство, ткачество, промыслы). При этом государственные гарантии в социально-экономической сфере в области развития приусадебного хозяйства, фермерства, колхозов и совхозов направлены на повышение материального благосостояния и, как следствие, оптимизацию этнического самочувствия в регионе. Возможно также принятие на уровне Правительства Российской Федерации ряда адресных экономических и социальных программ по возрождению "новой русской" деревни, особенно в условиях экономического кризиса. В связи со сказанным следует позитивно оценить законодательные инициативы, направленные на создание в Российской Федерации зон территориального развития.
Практика социального поощрения и налогового стимулирования заключения социально-экономических соглашений между добывающими компаниями и организациями коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока как нового инструмента корпоративной социальной ответственности бизнеса и устойчивого местного развития <9> также приветствуется при разработке соответствующих социально-экономических программ.
--------------------------------
<9> См. об этом: Проблемы Севера и Арктики Российской Федерации // Научно-информационный бюллетень. 2008. N 8. С. 102.

Принятие дополнительных мер в социальной и культурной сфере по защите и сохранению этнической самобытности народов России, проживающих в приграничных и обезлюженных районах, по формированию чувства общности этих народов со всем российским народом также направлено на преодоление сепаратистских тенденций и формирование гармоничных межэтнических отношений. Речь идет в первую очередь о районах Севера, Дальнего Востока <10>, иных приграничных территориях, а также о Калининградской области (как субъекте Российской Федерации, не имеющем общих границ с Российской Федерацией), что позволит сформировать культурную и психоэмоциональную общность с многонациональным народом Российской Федерации граждан, проживающих в данных удаленных от Центральной части России регионах. В связи с этим актуальной представляется задача по выработке механизмов частно-государственного партнерства по развитию указанных регионов в сфере здравоохранения (по применению санитарной авиации), в социальной сфере (развитие специализированных форм дистанционного образования, разработка корпоративных социальных программ по привлечению молодых специалистов инновационного профиля, разработка и финансирование программ культурной направленности по туризму молодежи, проживающей в названных регионах, в столицу России и ее центральные регионы).
--------------------------------
<10> На проявление сепаратистских взглядов в регионах Дальнего Востока указывалось в рамках заседания Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации на тему "Дальневосточный регион в социально-политическом пространстве России: проблемы и пути их решения" 21 ноября 2008 г. - Архив автора.

Остро стоит вопрос о необходимости поддержки коренных малочисленных народов России. В целом в отношении защиты этнической самобытности коренных малочисленных народов Российской Федерации, в т.ч. их традиционного образа жизни, законодательное обеспечение осуществляется на уровне международных стандартов. В развитие этого представляется целесообразным принять постановление Правительства Российской Федерации, устанавливающее обязательность информирования общин коренных малочисленных народов о сроках и мероприятиях по освоению природных ресурсов, месторождения которых находятся в пределах традиционного хозяйства этих общностей и общин коренных малочисленных народов Российской Федерации. Кроме того, необходим постоянный мониторинг нововведений в части законодательного регулирования деятельности общин коренных малочисленных народов Российской Федерации. В связи со сказанным представляется поспешным изъятие из Федерального закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" нормы о бесконкурсном предоставлении рыболовных участков общинам коренных малочисленных народов <11>.
--------------------------------
<11> Харючи С.Н. Проблемы российского законодательства в области прав коренных малочисленных народов. Опыт. Пути решения // Юридический мир. 2009. N 1.

В целом в отношении защиты этнической самобытности коренных малочисленных народов Российской Федерации, в т.ч. их традиционного образа жизни, законодательное обеспечение в своей основе сформировано. Полагаем, что в социально-культурной сфере поддержание практики проведения фольклорных смотров, расширение сети культурных центров, поддержание системы "кочевых садов-школ" и малокомплектных школ в городах, рабочих поселках, в которых проживают преимущественно коренные малочисленные народы Севера, введение дополнительных предметов по оленеводству, рыболовству в систему национального образования, также ориентированы на гармонизацию этнических отношений. Кроме того, предоставлены возможности получения образования на родном языке, вне зависимости от количества обучающихся, развития промыслов, издания книгопечатной продукции.
На сохранение этнической самобытности указанных общностей может оказать воздействие и некое вторжение в национальный менталитет при переводе книгопечатной продукции. Так, в языке некоторых народов отсутствуют слова определенной агрессивной направленности против человека, как, например, "убийца". При переводе такие слова и связанные с ними понятия искусственно вводятся в языковой оборот некоторых общностей, в связи с чем возможно говорить о влиянии на национальное самосознание и его искусственное изменение при увеличении объема таких "агрессивных" слов в словообороте малочисленных народов. Представляется, что такой перевод произведений должен осуществляться избирательно, с разработкой соответствующих национально-региональных компонентов образования, кроме того, изучение лучших образцов русской, советской и зарубежной литературы и так осуществляется в рамках федерального компонента государственного образовательного стандарта.
Также важно отметить установление на законодательном уровне государственной поддержки этнических видов спорта и состязаний в Российской Федерации, спортивных игр, исторически сложившихся у определенных этнических общностей, проживающих как в определенном субъекте Российской Федерации, так и в определенном регионе. Необходимость развития этнических видов спорта и меры государственной поддержки в связи с этим должны быть отражены в Федеральном законе от 4 декабря 2007 г. N 329-ФЗ "О физической культуре и спорте в Российской Федерации".
Основные факторы развития законодательного регулирования в сфере межэтнических отношений на современном этапе, такие, как повышение уровня национального самосознания наряду с государственной задачей формирования единой гражданской нации, взятые международные обязательства по защите малочисленных этнических общностей, необходимость защиты стабильного функционирования национального языка и национальной культуры, определяют тенденции развития законодательства в сфере межэтнических отношений. При этом косвенно на гармонизацию межэтнических отношений оказывает востребованность адресной поддержки как отдельных регионов Российской Федерации, так и территорий преимущественного расселения самого многочисленного народа России с целью недопущения межэтнических конфликтов.
Позитивным моментом в гармонизации сферы межэтнических отношений стал Указ Президента Российской Федерации от 19 декабря 2012 г. N 1666 об утверждении Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года как системы современных приоритетов, целей, принципов, основных направлений, задач и механизмов реализации государственной национальной политики Российской Федерации. Принятие названной Стратегии в Российской Федерации требует от органов государственной власти субъектов Федерации принятия комплексных мер, способствующих ее реализации.
В большинстве субъектов Российской Федерации на 1 августа 2013 г. нормативные правовые акты, направленные предметно на реализацию указанной Стратегии, отсутствуют. Вместе с тем следует отметить Указ Президента Республики Саха (Якутия) от 29 мая 2013 г. N 2084, которым утверждена Концепция государственной национальной политики Республики Саха (Якутия), а также Постановление Государственного Совета Удмуртской Республики от 26 марта 2013 г. N 112-V "О реализации национальной политики", в котором рекомендовано муниципальным образованиям в Удмуртской Республике разработать муниципальные целевые программы национального развития и межнационального сотрудничества. Следует положительно оценить принятие Постановления Правительства Республики Бурятия от 10 апреля 2013 г. N 180 об утверждении Государственной программы Республики Бурятия "Совершенствование государственного управления (2013 - 2020 годы)", в которой вопросы реализации государственной национальной политики Республики Бурятия и развития гражданского общества выделены в отдельную подпрограмму.
При этом в большинстве субъектов Российской Федерации действуют региональные целевые программы, направленные на реализацию отдельных направлений Стратегии. Так, Постановлением Правительства Еврейской автономной области от 29 октября 2012 г. N 605-пп утверждена областная целевая программа "Гармонизация межнациональных отношений на территории Еврейской автономной области" на 2013 - 2017 годы, Постановлением Правительства Ямало-Ненецкого автономного округа от 20 мая 2011 г. N 321-П утверждена окружная долгосрочная целевая программа "Комплексные меры по противодействию экстремизму, гармонизации межэтнических и межкультурных отношений, профилактике проявлений ксенофобии, укрепления толерантности на территории Ямало-Ненецкого автономного округа на 2011 - 2014 годы", Законом Республики Дагестан от 8 февраля 2011 г. N 12 утверждена республиканская целевая программа "Развитие национальных отношений в Республике Дагестан на 2011 - 2015 годы". Однако в ряде субъектов Российской Федерации не приняты региональные целевые программы как инструмент реализации данной Стратегии.
При этом необходимо проявлять комплексный подход в решении задач государственной национальной политики Российской Федерации с учетом ее межотраслевого характера. В связи с этим работа по совершенствованию законодательства субъектов Российской Федерации по правовому обеспечению реализации Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года требует своего дальнейшего развития по ряду направлений.
Представляется, что тенденции развития законодательства в сфере регулирования межэтнических отношений заключаются в следующем:
- усиление правовой защиты в отношении национального языка и национальной культуры в части сохранения их самобытных качеств, с ориентацией на вовлеченность в процесс как формирования общероссийской культуры, так и сохранения исторической преемственности сложившихся взглядов и подходов;
- усиление мер уголовной ответственности за противоправные деяния в национальной сфере, направленные на разжигание межнациональной розни и дискриминацию по национальному признаку;
- формирование четко отлаженного правового механизма взаимодействия государства и институтов гражданского общества (общественных организаций, церкви) по развитию в обществе толерантности и общих представлений о традициях народов, проживающих совместно в одном регионе <12>;
--------------------------------
<12> Такое взаимодействие могло бы быть отражено в административных регламентах заинтересованных ведомств. Либо быть положено в основу появления нового вида нормативных правовых актов.

- введение одновременного запрета на деятельность псевдорелигиозной организации деструктивного толка в судебном порядке и ее возможной деятельности под другим наименованием, с установлением уголовной ответственности для ее руководителей в случае повторной регистрации такой организации под другим наименованием, но с прежним существом пропагандируемых ценностей;
- экономическая поддержка и социальное развитие как всей Российской Федерации, так и наиболее уязвимых регионов - Арктической зоны, Калининградской области, Северного Кавказа с целью недопущения деструктивных и националистических проявлений, обусловленных низким уровнем жизни и экономической нестабильностью;
- принятие комплексной адресной программы экономической и социально-культурной направленности по возрождению деревни в регионах Средней полосы России в новых экономических условиях.
Вместе с тем следует еще раз подчеркнуть, что гармонизация сферы межэтнического общения во многом определена возможностью принятия иного способа познания мира и устойчивым ощущением каждого гражданина Российской Федерации своей востребованности страной.

Литература

1. Андриченко Л.В. Анализ федерального законодательства Российской Федерации о правах коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации на предмет соответствия международным стандартам / Л.В. Андриченко, А.Е. Постников [и др.]. М., 2007.
2. Макаров А.В. Правовая основа профилактики политического и религиозного экстремизма в России // Государственная власть и местное самоуправление. 2005. N 11.
3. Материалы Научно-экспертного совета при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации на тему "Дальневосточный регион в социально-политическом пространстве России: проблемы и пути их решения" от 21 ноября 2008 года // Архив автора.
4. Проблемы Севера и Арктики Российской Федерации // Научно-информационный бюллетень. 2008. N 8.
5. Харючи С.Н. Проблемы российского законодательства в области прав коренных малочисленных народов. Опыт. Пути решения // Юридический мир. 2009. N 1.

 

Последние документы
kremlin.ru
Президент
Российской Федерации
council.gov.ru
Совет Федерации
Федерального Собрания
Российской Федерации
duma.gov.ru
Государственная Дума
Российской Федерации
Government.ru
Правительство
России
sevastopol.gov.ru
Правительство
Севастополя